Борис Смирнов

Персональная выставка фотодокументов из личного архива (1962-1964 гг.)

Началом своей «космической» карьеры я обязан... Никите Сергеевичу Хрущеву.

Когда я заканчивал школу, а это был 1960 год, было принято решение, по которому в вузах должны учиться люди, которые уже проработали на производстве 2 года. Я жил в гарнизоне Чкаловский, посещал станцию юных техников и с 5 класса знал, что мое призвание – кино. К выпускному уже прилично владел кино- и фототехникой, и со своими работами пришел поступать в институт кинематографии.

Мне сказали, что необходим трудовой стаж, и я занялся поиском работы. Как раз недалеко от Чкаловского стали организовывать секретную войсковую часть, которую теперь знают как Центр подготовки космонавтов. Гарнизон был маленький, все друг друга знали, вскоре раздался телефонный звонок, и мне предложили работать в новой структуре киномехаником.

Предложенный оклад был фантастически мизерным – 58 рублей.

Мне еще не было 18 лет.

Я согласился.

Из беседы Б. А. Смирнова с корреспондентом журнала
«Российский космос» А. Хромцовой (РК № 11 2012 г.).

 
 

– На Ваш взгляд, выбор первой женщины-космонавта тоже был неслучайным?

Конечно, неслучаен. Валентина Терешкова оказалась в нужном месте и в нужное время. Она первой из женщин полетела в космос, и она хорошо выполнила свои задачи. Конечно, ее довольно трудно назвать профессиональным летчиком. В отряде были выдающиеся летчицы – Валентина Пономарева, например.

Но тогда надо было прославлять Родину, ее космические достижения во всем мире. Валентина как хороший организатор на тот момент была востребована больше других. Она была не просто летчик, но еще и очень грамотный, талантливый функционер.

Из беседы Б. А. Смирнова с корреспондентом журнала
«Российский космос» А. Хромцовой (РК № 12 2012 г.).