К 160-летию со дня рождения
Владимира Григорьевича Шухова

В.Г. Шухов

Для нескольких поколений российских инженеров и исследователей В.Г. Шухов был и остается символом инженерного гения и примером служения своему делу, своему Отечеству.

Политехническая деятельность В.Г. Шухова, проявившаяся в гениальных инженерных разработках, относящихся к самым различным сферам, не имеет аналогов в мире. Наш соотечественник В.Г. Шухов принадлежит к той блистательной плеяде отечественных инженеров, чьи изобретения и исследования намного опережали свое время и на десятилетия вперед изменяли направление развития научно-технического прогресса. Масштаб инженерных достижений В.Г. Шухова сопоставим с вкладами в науку М.В. Ломоносова, Д.И. Менделеева, И.В. Курчатова, С.П. Королева. Именно эти имена создавали авторитет и обеспечивали мировое признание российской науке. Уже при жизни современники называли В.Г. Шухов российским Эдисоном, «первым инженером Российской империи» и «человеком-фабрикой», потому что всего лишь с несколькими помощниками он смог совершить столько, сколько по силам только десятку научно-исследовательских институтов. В наше время В.Г. Шухов включен в список ста выдающихся инженеров всех времен и народов. И даже в таком списке он по праву может занимать первые строки. В.Г. Шухов принадлежит к той группе талантливых российских инженеров, у которых широта кругозора сочеталась с глубиной инженерной интуиции.

Он был одним из ярких представителей так называемой железной архитектуры, возникшей в середине XIX в. и вызывавшей ожесточенные споры касательно своей эстетической ценности (Хрустальный дворец Дж. Пэкстона, построенный для Всемирной выставки в Лондоне в 1851 г., башня А.-Г. Эйфеля, сооруженная для Всемирной выставки 1889 г. в Париже, выдающиеся по своим габаритам металлические мосты, построенные в конце XIX – начале XX вв.). Сооружения В.Г. Шухова, помимо своих чисто инженерных и архитектурных достоинств, важны для нас тем, что позволяют составить наглядное представление об эпохе первой технической революции, когда, в связи с постоянным появлением новых изобретений, на технику возлагались самые смелые надежды и возникло понятие технической эстетики.

В.Г. Шухов родился 16 (28) августа 1853 г. в г. Грайвороне Курской губернии (ныне в Белгородской области) в дворянской семье. Детские годы провел в родовом имении матери Пожидаевке. Способности к конструированию проявлял с детства. В 1871 г. после окончания с отличием гимназии в Санкт-Петербурге блестяще сдал вступительные экзамены в Императорское Московское техническое училище (ныне МВТУ имени Н.Э. Баумана), получив право учиться на казенный счет. Еще будучи студентом, сделал свое первое изобретение – форсунку для сжигания жидкого топлива (получившую высокую оценку Д.И. Менделеева и выпускавшуюся тысячами экземпляров задолго до сопла Лаваля).

В 1876 г. В.Г. Шухов закончил училище с золотой медалью. Отклонив предложения остаться в училище для подготовки к профессорскому званию или поступить ассистентом к профессору училища математику П.Л. Чебышеву, он избрал практическую деятельность инженера-проектировщика. Решением педагогического совета «в числе трех техников, окончивших с успехом курс» вместе с группой профессоров он был командирован на Филадельфийскую Всемирную выставку, где в течение года знакомился с развивающейся промышленностью Америки. В Филадельфии он получил предложение работы на выгодных условиях от фирмы А.В. Бари (строившей павильоны для выставки), но отклонил его и возвратился на родину.

В России в конце 1870-х гг. интенсивно развивались многие отрасли производства: металлургия, машиностроение, горное и нефтяное дело. Это открывало широкие возможности для деятельности отечественных инженеров. В.Г. Шухов начал работать в Петербурге начальником чертежного бюро Варшавско-Венской железной дороги. Здесь он изобрел оригинальную конструкцию для оборудования кессонов.

В 1878 г. В.Г. Шухов принял предложение приехавшего из Америки А.В. Бари руководить отделением строительной технической конторы в Баку и взялся за решение комплекса сложных научно-технических проблем нефтяной промышленности – от проектирования технических средств добычи нефти до создания нефтепроводов для транспортировки нефти с Апшеронского полуострова по Волге и ее притокам. Он проектировал и затем руководил работами по постройке в России нефтепроводов фирм «Бр. Нобель», «Лианозов и К°» (1880 г.) и первого в мире мазутопровода с подогревом. Первым в России стал его нефтепровод Балаханы – Черный Город (Баку) длиной около 11 км, который оказался родоначальником сети стальных подземных магистралей в России. В Баку В.Г. Шухов занимался вопросами проектирования нефтяной техники. Для подъема нефти из скважин он создал конструкцию шнурового насоса непрерывного действия и ряд других конструкций насосов для подъема и перекачки нефтепродуктов, разработал методы их расчета, предложил метод подъема нефти с помощью сжатого воздуха (эрлифт).

В 1880 г., когда техническая контора А.В. Бари[1] переехала из Петербурга в Москву, В.Г. Шухов стал ее главным инженером и создал проектно-конструкторское бюро и монтажную группу по сборке металлических конструкций. В то время в промышленности возникла необходимость в простых рациональных конструкциях для хранения и перевозки нефти. Уже в Баку В.Г. Шухов впервые ввел в практику цилиндрические резервуары уменьшенного веса с переменной толщиной стен и облегченным фундаментом (взамен применявшихся в США тяжелых резервуаров, квадратных в плане). Конструкторское бюро конторы приступило к разработке типовых проектов резервуаров этого типа, у которых вес на тонну емкости на 25–30% меньше американских, и другого оборудования.

Конструирование нефтеналивных металлических судов (барж грузоподъемностью до 2000 т) занимает важное место среди инженерных работ В.Г. Шухова в области судостроения. По его проектам был построено около 90 речных танкеров (нефтеналивных барж). К сожалению, ни одна из них не сохранилась до нашего времени.

В основу проектных решений различных сооружений лег рациональный метод расчета, разработанный В.Г. Шуховым с учетом важнейших инженерных принципов проектирования – рентабельности и технической рациональности. В результате углубленных исследований в 1883 г. в журнале «Инженер» появилась статья В.Г. Шухова Механические сооружения нефтяной промышленности, в которой был представлен новый метод расчета цилиндрических резервуаров.

Рассмотрев расчетную схему днища резервуара как схему балки, лежащей на упругом основании, В.Г. Шухов решил заменить массивный фундамент на «гибкий лист, закрепленный по краям, лежащий на сплошном упругом основании, например на песке». Для решения этой частной задачи изгиба он впервые (в 1903 г.) воспользовался часто применяемым теперь в строительной механике дифференциальным уравнением четвертого порядка для описания изогнутой оси балки, общий способ интегрирования этого уравнения предложил еще Л. Эйлер. Позднее, рассматривая речные нефтеналивные суда как плавающую балку, В.Г. Шухов также использовал это уравнение. Важные выводы этих исследований привели к возможности строительства (на верфи в Саратове) судов длиной до 170 м.

Важный вклад В.Г. Шухов внес и в развитие нефтяной гидравлики и по праву считается ее основоположником. В статье Нефтепроводы (1884 г.) и в книге Трубопроводы и их применение в нефтяной промышленности (1894 г.) он предложил точные математические формулы для описания процессов протекания по трубопроводам нефти, мазута, создав классическую теорию нефтепроводов. Для удобства использования этих исследований на практике он составил таблицы экономичных значений скорости движения жидкостей по трубам, а также толщины стенок труб в различных условиях перекачки. Работу над теорией нефтепроводов В.Г. Шухов начал задолго до опубликования исследований по определению зависимостей характера жидкостей и их физических свойств от сопротивления движению по трубам.

Этим исследованиям предшествовала его деятельность в области гидравлики воды, теоретические и практические результаты которой, полученные при проектировании системы водоснабжения Москвы, были им сформулированы в работе 1891 г. По проектам В.Г. Шухова были построены водопроводы в городах Тамбове (1883 г.), частично в Москве (1911 г.), Воронеже, Киеве, Николаеве (1907 г.), Харькове и других городах и на многих станциях железных дорог.

В период нефтяного бума в России в 1880–1890-е гг. перегонка нефти была еще очень несовершенной. Теория расщепления нефти в весьма общем виде была разработана в трудах Д.И. Менделеева и других русских ученых, однако выход керосина и бензина на действовавших установках был крайне мал. Столкнувшись с почти неизвестной ему технологией переработки нефти, В.Г. Шухов в 1886 г. совместно с Ф. Инчиком и позднее с С. Гавриловым создал аппараты для непрерывной переработки нефти и ее тяжелых фракций (мазутов) с разложением – крекинга. Ранее известный процесс крекинга нефти был им доведен до стадии создания промышленной установки. Однако в последнем десятилетии XIX в. автомобилей было еще мало, и осваивать большое количество бензина не было необходимости, поэтому установка Шухова более 20 лет не находила применения. В таких случаях обычно говорят, что ученый обогнал свое время. С началом Первой мировой войны выявилось важное значение бензина для военных нужд. Промышленники США и других стран начали интенсивные поиски способов получения бензина, был объявлен конкурс с крупными премиями. Никого из правительства и промышленников России этот вопрос не заинтересовал, хотя В.Г. Шухов с 1890 г. имел привилегию (патент) на получение бензина, которую позднее использовали американцы.

В 1922 г. в Москву прибыла авторитетная делегация американских инженеров фирмы «Стандарт ойл компани», чтобы получить информацию о крекинге нефти, изобретенном В.Г. Шуховым. Ученый, сравнив свой патент 1891 г. с американскими патентами 1912–1916 гг., в том числе с наиболее распространенным в промышленности патентом Бортона, показал, что все эти нефтеперегонные установки повторяют его патент и не являются оригинальными.

Академики П.П. Лазарев и А.Н. Крылов справедливо назвали В.Г. Шухова первым и истинным изобретателем крекинг-процесса. К нефтеперегонным установкам ученый возвратился еще раз в 30-х гг. XX в., когда совместно с М.А. Капелюшниковым проектировал и строил завод «Советский крекинг».

В 1886–1910 гг. В.Г. Шухов уделял особое внимание конструированию паровой техники. В первые годы работы в Москве контора Бари монтировала паровые котлы американской фирмы «Бабкок – Вилькокс». В.Г. Шухов тщательно изучил их и создал опытные экземпляры конструкции горизонтальных «трубчатых паровых котлов», получив привилегию (1896 г.), после чего они начали выпускаться серийно: ежегодно по много тысяч штук. На Всемирной выставке в Париже в 1900 г. за этот паровой котел В.Г. Шухов был награжден Большой золотой медалью. С 1892 г. в России начал серийно выпускаться другой тип котла конструкции В.Г. Шухова – вертикальный трубчатый. В 1910 г. им была предложена заявка на «водотрубный котел системы Шухова».

В последнее десятилетие ХХ в. техническая контора начала разработку конструкции металлических стропил для зданий различного назначения. Для Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 г. в Нижнем Новгороде В.Г. Шухову предложили построить комплекс павильонов. Применявшиеся в то время формы строительных конструкций – традиционные фермы, своды, арки – не соответствовали его представлениям о современных требованиях. Он применил совершенно новые конструктивные формы. Оригинальные сетчатые и сводчатые металлические конструкции покрытий четырех павильонов В.Г. Шухова (перекрытие круглого павильона диаметром 68 м: верхнее кольцо диаметром 25 м из листовой стали и боковая сетчатая поверхность с ромбической формы плитами в ячейках сетки), водонапорная башня (в форме гиперболоида) со смотровой площадкой на высоте 30 м, а также его паровые котлы и резервуары привлекали на Нижегородской выставке всеобщее внимание. По результатам выставки фирма Бари была удостоена высшей награды – права изображения Государственного герба России на своих бланках писем, печати и проспектах. На Парижской выставке 1890 г. В.Г. Шухов был удостоен Почетного диплома и Большой золотой медали.

С начала 1890-х гг. развернулась исключительная по своему новаторству деятельность В.Г. Шухова в сфере индустриальной архитектуры – где его гений выразился наиболее зримым образом, благодаря чему его имя стало широко известным за пределами инженерно-промышленной сферы, и он был признан не только «величайшим инженером мира», но и выдающимся «художником в конструкциях» (при этом параллельно продолжалась его плодотворная работа в качестве инженера-механика, гидротехника, технолога и т.д.).

Теоретические исследования В.Г. Шухова в области строительной механики покрытий были обобщены в труде Стропила: изыскание рациональных типов прямолинейных строительных ферм и теория арочных ферм (1897 г.) и ряде статей 1902–1903 гг. Он показал нерациональность применения плоских покрытий из ферм и предложил новый тип – сетчатые покрытия и сетчатые своды двоякой кривизны. У всех конструкций была запоминающаяся геометрическая форма, сказалось влияние учителя В.Г. Шухова – Н.Е. Жуковского. Здания нового типа были построены в Москве, Петербурге, Выксе, Майкопе, в Севастопольском и Кронштадтском портах и других местах. На чугуноплавильном заводе в Выксе впервые реализовано (1897 г.) сетчатое покрытие двоякой кривизны в форме паруса, наполненного ветром. Для бензиновых резервуаров в Майкопе была построена висячая сетчатая крыша – фрагмент гиперболического параболоида (1880–1882 гг.). Особенно ярко проявление инженерного творчества В.Г. Шухова видно в московских зданиях с великолепными формами перекрытий: корпус завода «Динамо», Музей изобразительных искусств (вместе с системой отопления музея) (1898–1912 гг.), дебаркадер Киевского (1912–1917 гг.) и покрытие Казанского вокзалов, Верхние торговые ряды (ГУМ) (1889–1894 гг.), магазин «Мюр и Мерелиз» (ЦУМ) (1906–1908 гг.), Петровский пассаж (1903–1906 гг.), городской конно-железный парк (Миусский трамвайный парк) (1908 г.), ресторан «Метрополь» (1905 г.), Московский почтамт (1911–1912 гг.). В сводах ГУМа был использован метод предварительного напряжения конструкций, позволивший существенно снизить вес конструкций (до 50%).

Та же плодотворная идея пространственно работающих сетчатых оболочек, которые В.Г. Шухов использовал в качестве сетчатых покрытий зданий, была с успехом применена им и к высотным сооружениям – водонапорным и иного назначения башням. Так появился знаменитый «гиперболоид инженера Шухова», для последующих поколений ставший символом творчества великого инженера и заслонивший собой другие его не менее выдающиеся творения. Еще в Техническом училище на лекциях по аналитической геометрии В.Г. Шухов обратил внимание на свойство однополостного гиперболоида, имеющее большую конструктивную ценность: возможность образования его криволинейной поверхности из прямолинейных образующих. У него возникла идея использовать гиперболоидную форму в промышленной архитектуре.

В короткий срок В.Г. Шухов детально разработал всю конструкцию гиперболоидной башни вплоть до мельчайших частей, установил принципы расчета, что при тогдашнем состоянии строительной механики в отношении таких многократно статически неопределимых систем, как сетчатые башни, сделать было далеко не просто, определил простой и наглядный способ оформления проектной документации, а вслед за тем – способ монтажа. В январе 1896 г. он подал заявку на привилегию «Ажурная башня».

Впервые В.Г. Шухов разработал новаторскую конструкцию сетчатой башни в форме гиперболоида – водонапорной башни со смотровой площадкой на высоте 30 м – для участия технической конторы Бари во Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 г. в Нижнем Новгороде (патент Российской империи № 1896 от 12 марта 1899 г., заявлен 11 января 1896 г.). Эта первая в мире сетчатая гиперболоидная башня стала настоящей сенсацией для специалистов и, как писали тогда, «одним из главных магнитов для публики». Удачно выбранные пропорции сооружения (высота 25 м, соотношение диаметров нижнего и верхнего колец 2,6) делали конструкцию очень изящной. «Поверхность башни представляется совершенно сквозной, поражающей зрителя своей удивительной простотой и легкостью», – так сформулировал общее мнение П.К. Худяков. Эта конструкция оказалась очень удачной, и гиперболоидные башни сразу получили широкое распространение (их было построено около 200, в основном это – водонапорные башни). За сравнительно короткое время они стали заметной деталью промышленного ландшафта России и архитектурного облика многих городов и вместе со строившимися в те же годы большепролетными мостами стали зримым присутствием в среде обитания новой – технической – эстетики. Сфера применения таких конструкций постоянно расширялась: в 1910–1914 гг. по заказу Морского ведомства В.Г. Шухов спроектировал два гиперболоидных маяка для Херсонского порта: Аджиогольский, высотой 68 м (до огня), и Станиславский, высотой 26,8 м. Начиная с 1908 г. сетчатые башни системы Шухова стали использоваться также и в качестве корабельных мачт. Они были установлены на большинстве кораблей ВМФ США, а также на двух русских броненосцах – «Андрей Первозванный» и «Император Павел I»[2].

Конструкция сетчатых гиперболоидных башен системы Шухова не утратила своей актуальности и в наше время. Они построены во многих странах (некоторые – совсем недавно)[3].

По проектам В.Г. Шухова изготавливались паровые насосы, строились мосты Средне-Сибирской железной дороги, в т.ч. через Оку и Енисей (1894–1899 гг.), мостовые электрические краны (1900–1908 гг.). В период промышленного подъема в начале ХХ в. В.Г. Шухов проектировал доменные, мартеновские и прокатные цехи металлургических заводов. Он разработал и оборудовал первую в стране вращающуюся сцену в Московском Художественном театре.

В годы Первой мировой войны он изобрел конструкции нескольких серий плавучих мин, ворота для сухих доков (батопорты), конструкции платформ под тяжелые артиллерийские орудия. В 1903 г. Политехническое общество по представлению 42 членов во главе с Н.Е. Жуковским избрало В.Г. Шухова своим почетным членом. В заявлении в Совет общества, подписанном Н.Е. Жуковским, было сказано: «В годы своей юности Владимир Григорьевич увлекался теоретической механикой и хотел свои выдающиеся способности посвятить изучению небесной механики. Жизнь сложилась так, что ему пришлось работать над механикой земной, но и в эту область рядом с опытными наблюдениями и решением вопросов практики он всегда вносил глубину мысли и тщательность математической обработки».

Октябрьскую революцию В.Г. Шухов принял неоднозначно, но потом активно включился в строительство новой жизни. В 1919 г. он записал в дневнике: «Мы должны работать независимо от политики. Башни, котлы, стропила нужны, и мы будем нужны» – несмотря на то, что пережил «уплотнение», гибель большей части библиотеки и архива, приговор к условному расстрелу. Рабочие завода «Парострой», бывшего завода Бари, единодушно избрали Шухова в состав первого правления завода и главным инженером, на этой должности он проработал еще 13 лет. В послереволюционные годы широко развернулась творческая деятельность В.Г. Шухова как ученого и инженера: он искал новые технические решения многих инженерных задач, применимые в условиях разоренного хозяйства страны. «Парострой» проводил восстановление крупных разрушенных железнодорожных мостов на ряде рек страны. В.Г. Шухов создал металлодеревянные фермы для перекрытия заводских цехов в Люблино, Подольске, организовал подъем и монтаж железнодорожных мостов, разрушенных в годы гражданской войны (20 мостов на Ташкентской железной дороге).

Уже в 1919–1922 гг. по заданию В.И. Ленина была сооружена оригинальная по конструкции и методу монтажа гиперболоидная многоярусная радиобашня на Шаболовке в Москве для радиостанции имени Коминтерна – самое знаменитое из сооружений В.Г. Шухова и самый крупный из его проектов советского времени Первоначально В.Г. Шухов предложил проект радиобашни в Москве высотой 350 м (башня Эйфеля – 305 м), весом 2200 т (в 3 раза легче башни Эйфеля, ее вес 8000 т). Учитывая нехватку железа в стране, была построена многоярусная башня из шести гиперболоидных блоков высотой 150 м. На заседании Совнаркома по предложению В.И. Ленина было принято решение выдать необходимое для строительства башни железо из запасов военного ведомства. К сожалению, первоначальные варианты конструктивных разработок, техническая документация и статические расчеты элементов конструкции, а также рабочие чертежи деталей и узлов этой оригинальной башни не сохранились.

Радиобашня явилась дальнейшей модификацией разработанных В.Г. Шуховым сетчатых гиперболоидных конструкций, что позволило осуществить ее строительство оригинальным, удивительно простым «телескопическим» методом монтажа. Внутри нижней опорной секции башни на земле монтировались элементы последующих блоков. С помощью пяти деревянных кранов, которые в процессе строительства всегда находились на верхней секции, блоки один за другим поднимались наверх. В середине марта 1922 г. башня радиостанции была сдана в эксплуатацию. Эта легкая, ажурная башня с деталями, подкупающими своей простотой и своеобразной формой, является образцом блестящей конструкции и верхом строительного искусства.

Сооружение башни Шухова вызывало всеобщий интерес. Алексей Толстой даже описал подобные ей сетчатые металлические конструкции различных размеров в своем фантастическом романе «Гиперболоид инженера Гарина» (1926 г.).

Возвести столь уникальное по масштабам и смелое по замыслу сооружение в стране с подорванной экономикой и разрушенным хозяйством, с населением, деморализованным голодом и разрухой, и только недавно закончившейся гражданской войной, было настоящим организаторским подвигом.

С 1938 г. башня используется для трансляции телепередач. Долгие годы изображение Шуховской башни являлось эмблемой советского телевидения и заставкой многих телепередач. Она объявлена памятником архитектуры и инженерной мысли, охраняется государством. В настоящее время обсуждается вопрос о реставрации башни в её первозданном виде и идея создания у подножия шедевра архитектуры рекреационно-туристической инфраструктуры, включающей «Шуховский центр науки, культуры и искусства».

В 2003 г. было принято Постановление Государственной Думы РФ № 4415-III по наследию В.Г. Шухова, в котором, в частности, говорится: «Особенно важным представляется сохранение инженерных сооружений, построенных по проектам В.Г. Шухова в Москве и других городах России, и принятие для этого необходимых мер». На международной научной конференции «Heritage at Risk. Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие», прошедшей в Москве в апреле 2006 г. с участием 170 специалистов из 30 стран мира, уникальная по конструкции Шуховская башня была признана шедевром русского архитектурного авангарда и объектом всемирного наследия. Мировое значение Шуховской башни подтверждают экспозиции её макетов на престижных архитектурных выставках Европы последних лет. На выставке «Инженерное искусство» в центре Помпиду в Париже изображение Шуховской башни использовалось как логотип; в каталоге выставки приводится ее многостраничное описание. На выставке «Лучшие конструкции и сооружения в архитектуре XX века» в Мюнхене в 2003 г. был установлен позолоченный шестиметровый макет Шуховской башни.

В.Г. Шухов принимал также участие в проектировании и создании крупных строек по плану ГОЭЛРО (Шатурская ГРЭС) и гигантов первых пятилеток: здания мартеновского цеха Кузнецкого металлургического комбината (1928 г.), цехов Челябинского тракторного (1928 г.), Харьковского паровозостроительного заводов (1926–1928 гг.), только за 1927 г. завод «Парострой» выпустил 351 котел Шухова. Он проектировал и руководил строительством сетчатых гиперболоидных опор линий электропередач НиГРЭС через Оку (1929 г.). В 1930-х гг. В.Г. Шухов руководил проектированием мартеновских цехов Ижевского завода, «Азовстали», Таганрогского, Верхисетского, Пермского металлургических заводов. В объединении «Грознефть» В.Г. Шухов построил нефтепроводы Баку – Батуми (883 км), Грозный – Туапсе (618 км). В 1929–1934 гг. совместно с М.А. Капелюшниковым он проектировал, а затем консультировал строительство установок завода «Советский крекинг» в Баку. В те же годы были реализованы разработанные 40 лет назад предложения В.Г. Шухова по подъему нефти из скважин сжатым воздухом, созданы типовые проекты газгольдеров емкостью до 100 000 куб.м. В.Г. Шухов опубликовал книгу о нефтепроводах и применении петель в нефтепроводах, получил авторские свидетельства на приспособления к газгольдерам (1934 г.). Кроме того, он участвовал в проектировании крупнейших промышленных предприятий тех лет, выполнял комплекс работ для Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), консультировал строителей канала Москва – Волга и первых линий московского метро.

Его последней крупной работой стало участие в выпрямлении и спасении от разрушения северо-восточного минарета медресе Улугбека (построенного в XV в.) в Самарканде, для чего он разработал оригинальный метод реставрации этого памятника среднеазиатского зодчества (1931–1933 гг.).

За 8 лет – с 1926 по 1934 гг. – В.Г. Шухов оформил столько же авторских документов, сколько за 22 года до Октябрьской революции.

Наряду с инженерной деятельностью у него было немало и других увлечений. По словам его дочери Веры Шуховой-Лапшиной, он очень любил музыку, литературу, искусство. Был предан спорту, для занятий которым всегда находил время (один год был даже чемпионом Москвы по велогонкам). Но самым большим его увлечением были шахматы и фотография. В шутку В.Г. Шухов говорил: «Я инженер по специальности, а в душе я фотограф». Его фотоаппарат запечатлел немало исторических эпизодов из жизни Москвы.

Советское правительство высоко оценило знания, труд и опыт В.Г. Шухова. Он был избран членом ВЦИК, рабочие Москвы в 1927 и 1928 гг. избирали его членом Московского Совета депутатов трудящихся, в 1928 г. ему было присвоено звание Героя Труда, а в 1929 г. одному из первых – звание заслуженного деятеля науки и техники, лауреата премии имени В.И. Ленина. Академики П.П. Лазарев и А.Н. Крылов в связи с представлением в 1927 г. В.Г. Шухова членом-корреспондентом АН СССР писали: «Все творчество Шухова основано на его научных работах и является результатом глубокой теоретической мысли». В 1929 г. он был избран почетным академиком АН СССР.

В.Г. Шухов умер 2 февраля 1939 г. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

На доме, где жил В.Г. Шухов в Москве (Кривоколенный переулок, д.11/13), на здании НИИ «Проектстальконструкция» (бывшее бюро А.В. Бари), на основании конструкции Шуховской башни в Москве и в здании МГТУ (бывшее Императорское Московское техническое училище, где учился В.Г. Шухов) установлены мемориальные доски. Именем В.Г. Шухова была названа в 1963 г. улица в Москве в районе Шаболовки. В 2001 г. на территории Белгородского государственного технологического университета, носящего имя В.Г. Шухова, был открыт памятник ему и прошла третья научно-практическая конференция-школа-семинар молодых ученых, аспирантов и докторантов, посвященная его памяти. С 1990-х гг. в России ежегодно проводится конкурс им. В.Г. Шухова на звание «Инженер года».

Реализованные работы В.Г. Шухова представляют собою внушительный пласт отечественного наследия в области архитектуры и инженерии. К сожалению, большая часть этих выдающихся сооружений уже утрачена или находится в плачевном состоянии. Те еще достаточно многочисленные постройки В.Г. Шухова, которые уцелели до наших дней, существуют исключительно благодаря своей долговечности, проистекающей из самой сути их конструктивных решений, которые предусматривали очень большой запас прочности и износостойкости. Важной задачей является сохранить творческое наследие великого русского инженера: оно ценно и как произведение технического гения, обладающее особым, ярко выраженным «шуховским стилем», и как олицетворение удивительной эпохи в русской культуре, получившей название «серебряного века».

В 1878–1939 гг. на территориях Российской Империи и СССР по проектам В.Г. Шухова было построено:


Из этого огромного количества до наших дней дожили только около 30 конструкций, две трети из которых имеют статус памятника архитектуры, охраняемого законом. Однако многие уникальные, признанные, вошедшие в зарубежные учебники конструкции В.Г. Шухова, несмотря на охрану по закону, были разрушены некомпетентными действиями ответственных лиц или разворованы на металлолом.

В конце 1980-х гг. был уничтожен круглый павильон-ротонда с висячим сетчатым покрытием, построенный В.Г. Шуховым для Всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде 1896 г. и впоследствии перевезенный в Ессентуки.

В эти же годы были утрачены подлинные конструкции купола гостиницы «Метрополь», Петровского пассажа, картинной галереи Училища живописи, ваяния и зодчества (ныне одноименная академия, возглавляемая И.С. Глазуновым) в Москве.

Одну за другой снесли сетчатые водонапорные башни в Коломне, Ярославле, Подольске. В 2002 г. без всякого обоснования и разрешительной документации начался демонтаж покрытия в здании гаража для автобусов на Бахметьевской улице (троллейбусный парк № 3 на ул. Образцова), являющегося совместным произведением В.Г. Шухова и архитектора К.С. Мельникова. Благодаря вмешательству архитектурной общественности и разгоревшемуся скандалу дальнейшее разрушение памятника удалось остановить, но 12 легких большепролетных шуховских ферм – треть от общего их количества – были демонтированы и заменены новоделом.

В 2003 г. был проведен демонтаж шуховских конструкций дебаркадера Киевского вокзала. При его реконструкции почти все подлинные клёпанные шуховские арки (за исключением четырех из тридцати одной) были заменены сварными арками из современной стали. Памятник был фактически утрачен – притом, что о проблемах дебаркадера было давно известно (в 1995–1996 гг. стойки арок уже лечили от коррозии и покрывали специальными составами).

128-метровая шуховская башня на Оке – одна из двух остававшихся уникальных гиперболоидных опор линии электропередачи НиГРЭС под Нижним Новгородом – весной 2005 г. была преднамеренно разрушена на металлолом.

С учетом того, насколько плохо сохранились сооружения, спроектированные В.Г. Шуховым, и документы его творческого наследия, особую ценность приобретают те его проектно-конструкторские документы, которые находятся на государственном хранении в архивах. Учитывая вышеизложенное РГАНТД в 2008 г. при поддержке Росархива осуществил разработку темы в рамках реализации мероприятия федеральной целевой программы «Культура России (2006–2010 годы)» П. 14(39) – Подготовка к изданию документальных публикаций и архивных справочников. Создание архивного справочника – межархивная База данных «Документальное наследие выдающегося российского инженера-изобретателя Шухова В.Г. в архивах». В работе приняли участие:


В архиве Российской Академии наук (архив РАН) хранится личный фонд В.Г. Шухова № 1508 (202 ед. хр. за 1857–1998 гг.). В него входят документы научной и общественной деятельности, патентные документы, документы к биографии, документы других лиц о фондообразователе, переписка, фотодокументы; но в соответствии с тематикой данного справочника в него включены сведения только по научным, проектным, конструкторским и патентным документам В.Г. Шухова (139 ед. хр. за 1881–1936 гг.):

Рукописи трудов по направлениям деятельности – нефтяная техника, судостроение, теплотехника, строительное дело и др.; наиболее ранние документы относятся к металлическим конструкциям (расчеты зданий Всероссийской Нижегородской выставки за 1888–1895 гг., патент на изобретение «Сетчатые покрытия для зданий»). Вопросы нефтяной техники отражены в хранящихся в фонде автографах расчетов и чертежах резервуаров (в т.ч. фотоснимок строительства резервуара в Константинове на Волге (1889 г.); сопоставление Шуховым американских и его собственных резервуаров), насосов, газгольдеров, нефтеперегонных аппаратов, трубопроводов, генераторов, нефтепровода Макат – Гребенщиково, чертежах и фотоснимках крекинг-установок, а также привилегиях и патентах В.Г. Шухова на эти объекты. Патент В.Г. Шухова на изобретение «Ажурная башня» (1899 г.) открывает раздел, посвященный этим конструкциям (фотографии, чертежи, технические характеристики и расчеты маяков, водонапорных башен, радиомачт, башен для литья дроби и линий электропередач системы В.Г. Шухова, копия первоначального проекта общего вида башни для беспроволочного телеграфа высотой 350 м, копия чертежей общего вида и деталей осуществленного проекта Шаболовской радиомачты системы В.Г. Шухова). Материалы по судостроению включают фотографии, расчеты, спецификации, описания и чертежи барж, понтонов, плавучих доков, батопортов. В разделе теплотехники представлены привилегии и патенты, автографы расчетов, чертежи, фотографии, перечни и таблицы котлов системы В.Г. Шухова. Имеются материалы по первому русскому напорному водопроводу (патент от 1881 г., перезаявлен в 1928 г. в патенте № 4902). В фонде также хранится фотоальбом 1896 г. для Всемирной Парижской выставки 1900 г., проекты мостов, фотоальбом и чертежи строительства Киевского вокзала в Москве, чертежи паровозного депо на железнодорожном перегоне Москва – Рыбинск.

В Российском государственном архиве научно-технической документации (РГАНТД) хранится личный фонд В.Г. Шухова № 166 (61 ед. хр. за 1891–1937 гг.). Документы были выявлены сотрудниками РГАНТД в фонде ЦНИИ «Проектстальконструкция» им. Н.П. Мельникова (правопреемника фирмы А.В. Бари). Это чертежи, представляющие собой в основном оригиналы конструкторской и проектной документации, разработанной В.Г. Шуховым (широкоформатные кальки на тканевой основе), а также копии на правах оригинала и карандашные эскизы. Они в определенной мере отражают основные направления его инженерно-конструкторской деятельности.

В личном фонде В.Г. Шухова находятся чертежи: заводов и фабрик – Белорецких заводов, Балаклейского сахарного завода графов Бобринских, Верхне-Исетского завода «Красная кровля», Грушевского сахарного завода, заводов в г. Подольске и Москве Московского товарищества «В. Алексеев, П. Вишняков и А. Шамшин», фабрики Ю.С. Нечаева-Мальцева, завода им. Карла Либкнехта в г. Нижнеднепровске, аппаратов доменного цеха Магнитостроя; государственной электростанции «Электропередача», подстанции к заводу № 45; зданий мастерских – Центрального электрического общества в Москве, механической мастерской Русского электрического общества «Динамо»; резервуаров и деталей к ним, балок, бочек; газгольдеров и помещений для них; водонапорных гиперболоидных башен различной высоты и с резервуарами различной емкости; частей Шаболовской радиобашни; мостов (в т.ч. железнодорожных); мачт – опор для линий электропередачи, в т.ч. гиперболоидной опоры высотой 128 м для перехода через р. Оку под г. Нижний Новгород; котельной, кузни, кочегарни, паровозо-сборного сарая для Русского паровозостроительного и механического общества, ангаров, морской наливной паровой шхуны, товарной баржи, кессонов, колонн, металлических и деревянных стропил, рамных стальных конструкций промышленных зданий, треугольных стальных ферм покрытий зданий, арочных сетчатых покрытий для зданий различного назначения, подъемного железнодорожного крана, понтона для землечерпалки, столов к дыропробивным прессам, поворотного железнодорожного круга системы Селлерса.

Документы В.Г. Шухова, поступившие в РГАНТД из ведомственного архива, находились в неудовлетворительном состоянии (были залиты водой, на сгибах чертежей остались следы от неправильного хранения, диазокалька требовала срочной реставрации). Лаборатория реставрации Филиала РГАНТД (г. Самара) в 2006 г. в рамках федеральной целевой программы блестяще осуществила необычайно сложную и кропотливую работу по их реставрированию[4].

В РГАНТД было также проведено оцифрование документов В.Г. Шухова ввиду их высокой ценности и для обеспечения их дальнейшей сохранности и удобства использования (широкоформатные чертежи были отсканированы, на них создан страховой фонд, как в аналоговом, так и в цифровом виде).

В Центральном архиве научно-технической документации г. Москвы (ЦАНТДМ) в составе фонда № 1 хранятся чертежи деталей железных арок покрытия Верхних торговых рядов в Москве (ГУМ) (1 ед. хр. за 1988–1891 гг.); в составе фонда № 2 – чертежи автобусного гаража Москоммунхоза на Бахметьевской улице (1 ед. хр. за 1926 г.).

В Центральном архиве Нижегородской области (ЦАНО) в фонде № Р-1679 (2 ед. хр. за 1926–1929 гг.) хранятся чертежи и расчеты гиперболоидной мачты высотой 128 м для перехода реки Оки линии электропередачи НИГРЭС от Растяпино до Богородска, а также чертежи и расчеты пожарной вышки высотой 25 м.

В Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА, Санкт-Петербург) хранится фонд № 1357 (271 ед. хр. за 1877, 1882, 1889, 1902 г., 1906–1907, 1910 гг.) «Петербургский металлообрабатывающий завод», который по заказу фирмы Бари осуществил строительство нескольких сооружений по проектам Шухова. В нем находятся чертежи московской гостиницы «Метрополь», Торгового дома «Мюр и Мерелиз», Верхних торговых рядов в Москве (ГУМ) и Московского Главпочтамта, а также прошение В.Г. Шухова об определении его на службу с кратким описанием его профессиональной деятельности.

В Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ) хранится фонд № 1209 «Контора строительных работ Бари А.В.» (122 ед. хр. за 1854–1925 гг.); по содержанию он связан с фондом № 1357 ЦГИА СПб. Это чертежи проектов механических заводов «Вейхелбиг» (Weyhelbig), чертежи отдельных узлов Казанского порохового завода, чертежи зданий и оборудования паровозоремонтного завода товарищества «Алексеев, Вешняков и Шамшин» в г. Подольске, чертежи фабрики мануфактурного товарищества «Коновалов и сыновья», чертежи проекта, планы зданий и их деталей для котельного завода инженера Бари, чертежи проектов шпалопропиточных, мыловаренного и нефтеперегонных заводов, а также других заводов и фабрик. В фонде представлены материалы по железнодорожным зданиям и сооружениям, такие как: чертежи Казанского вокзала в Москве, железнодорожных зданий в Санкт-Петербурге, г. Вологде, г. Сызрани, г. Владимире, чертежи и расчеты веса багажного тоннеля на станции Санкт-Петербург Санкт-Петербургско-Витебской железной дороги, чертежи проекта пакгауза на станции Москва Николаевской железной дороги. Кроме того, в фонд входят чертежи нефтяных сооружений и нефтяной техники: нефтепроводов, нефтекачек, нефтяных станций, резервуаров для нефтепродуктов, нефтеперегонного оборудования. В фонде также имеются чертежи зданий Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде, военной техники, а именно чертежи платформ и мин системы инженера В.Г. Шухова. Представлены чертежи различных барж и их деталей.

В Политехническом музее в личном фонде В.Г. Шухова хранятся чертежи гиперболоидных башен (1896 г.), нефтеперегонной крекинг-установки (1890 г.), насосов прямого действия (1894 г.), паровых водотрубных котлов (1890–1892 гг.), танкеров и нефтеналивных барж (1879 г.), паровой форсунки (1879 г.); брошюра В.Г. Шухова «Насосы прямого действия» (1897 г.) и рекламный альбом фирмы А.В. Бари «Стальные наливные баржи» (1902 г.). Также имеются музейные предметы, документирующие его творческую деятельность (макеты крекинг-установки, паровых котлов и Шаболовской радиобашни).

Другие документы В.Г. Шухова можно разыскать в архивах городов и фирм, в которых находились (или еще находятся) спроектированные им сооружения. Так, в музее г. Выксы хранятся литография и фотография цеха местной фабрики с сетчатой оболочкой покрытия, в бывшей мануфактуре Коновалова в г. Вичуге имеется альбом фотографий шуховского моста шпренгельного типа, в краеведческом музее г. Кинешмы сохранились фотографии и картина с изображением построенной там и снесенной в 1989 г. водонапорной башни. В рабочем клубе батумского нефтехранилища хранятся фотографии шуховских нефтяных резервуаров.

Систематический поиск, безусловно, поможет разыскать еще немало материалов, связанных с именем В.Г. Шухова.


[1] Предшественник современного ЦНИИпроектстальконструкция – организации-источника комплектования РГАНТД. Фирма (строительная контора) А.В. Бари с 1 декабря 1880 г. находилась в Москве; после революции была национализирована и преобразована в организацию «Стальмост», а впоследствии – в Центральный ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский и проектный институт строительных металлоконструкций (ЦНИИ «Проектстальконструкция», ЦНИИПСК) им. Н.П. Мельникова (возглавлял институт в 1944–1982 гг.).

[2] РГАВМФ

[3] В 1963 г. в порту г. Кобе (Япония) по проекту компании Nikken Sekkei была построена 108-метровая гиперболоидная шуховская башня (Kobe Port Tower, http://www.emporis.com/building/kobeporttower-kobe-japan). В 1968 г. в г. Йештед (Чехия) по проекту архитектора Карела Хубачека была построена гиперболоидная башня Jested высотой 100 м. В 2003 г. была построена гиперболоидная башня Шухова в Цюрихе (Швейцария), авторы – архитекторы Даниэль Рот и Александр Ком. Еще одна гиперболоидная башня была построена в Испании, в аэропорту г. Барселона. В настоящее время проектируется 300-метровая шуховская башня VORTEX на окраине Лондона. С ноября 2005 г. в г. Гуанчжоу (Китай) ведется строительство 450-метровой гиперболоидной сетчатой «шуховской башни» (вместе со шпилем – высотой до 610 м), которая после завершения ее строительства в 2009 г. станет одним из самых высоких передающих и наблюдательных объектов в мире. Идеи гиперболоидных конструкций башен Шухова известный архитектор Михаил Посохин предложил использовать при проектировании новых небоскрёбов в деловом центре «Москва-Сити».

[4] За разработанную методику реставрации широкоформатных калек Филиал РГАНТД был награжден медалью и дипломом ВДНХ.

Межархивная база данных «Документальное наследие выдающегося русского инженера-изобретателя Шухова В.Г. в архивах»

Водонапорная башня системы инженера В.Г. Шухова высотой H=13,5 саж., с резервуаром емкостью 50000 ведер в г. Иваново-Вознесенске для городского водопровода. Общий вид водонапорной башни. 1924.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 22. Л. 1.

Водонапорная башня системы инженера В.Г. Шухова высотой H=13,5 саж., с резервуаром емкостью 50000 ведер в г. Иваново-Вознесенске для городского водопровода. Трубопровод для водонапорной башни. 1924.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 22. Л. 6.

Водонапорная башня системы В.Г. Шухова с резервуаром емкостью 25000 ведер для Орехово-Зуевского коммунального хозяйства. Общий вид водонапорной башни. 1924.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 34. Л. 1.

Водонапорная башня системы инженера В.Г. Шухова емкостью 10000 и 20000 ведер воды, H=12,5 м. и 25 м. для Управления коммунального хозяйства в г. Евпатории. Общий вид водонапорной башни. 1924.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 24. Л. 3.

Сетчатая башня системы инженера В.Г. Шухова высотой 150 метров для беспроволочного телеграфа. Фундамент. [1921].

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 36. Л. 1.

Верхнее кольцо 2-ой секции радиобашни высотой 150 метр. [1921].

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 36. Л. 2.

Мачта системы В.Г. Шухова. H=128 м (по заказу НИ ГРЭС). Общий вид промежуточной мачты № 3. 1927.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 43. Л. 2.

Мачта системы В.Г. Шухова. H=128 м (по заказу НИ ГРЭС). Схема устройства для подъема на мачту. 1927.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 43. Л. 19.

Арочное сетчатое покрытие. (Контора "Бари").

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 56. Л. 1.

Арочное сетчатое покрытие. (Контора "Бари").

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 56. Л. 5.

Арочное сетчатое покрытие. (Контора "Бари"). План, фасад, разрезы здания.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 56. Л. 10.

Арочное сетчатое покрытие. (Контора "Бари").

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 56. Л. 12.

Стропила для покрытия бумагопрядильного корпуса фабрики Ю.С. Нечаева-Мальцева. До 1917.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 6. Л. 2.

Газгольдер емкостью 200 куб. метров. Общий вид, план, разрезы деталей. До 1917.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 18. Л. 11.

Устройство контргрузов и роликов для газгольдера на Невском Стеариновом заводе. До 1917.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 18. Л. 14.

Проект морской наливной шхуны. Длина по грузовой линии 248 футов, ширина по шпангоутам 34 фута. Осадка с полным грузом 11 футов. Б/д. Калька.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 51.

Трехкамерный кессонный шлюз по заказу Гаевского. 1913.

РГАНТД. Ф. 166. Оп. 1. Д. 59. Л. 9.